Борис Андресюк - Первый заместитель главы комитета национальной безопасности и обороны, Верховная Рада Украины

БЕЗОПАСНОСТЬ ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА - НОВЫЕ ВЫЗОВЫ

2003-04 годы стали периодом появления новых геополитических вызовов в Черноморском регионе (ЧР). Ситуация характеризуется тлением очагов нестабильности в нескольких странах региона. На повестке дня мирового сообщества и региональных центров влияния - решение этих проблем, угрожающих не только поступательному развитию цивилизованного мира, но и способных существенно затормозить его движение вперед. Вполне очевидно, что единого универсального рецепта безопасности для всего мира нет, этой важной формулы изыскиваются в отдельных регионах. Украина, как государство с существенным экономическим потенциалом и авторитетом стремится найти свое место в процессах развития. От Киева сегодня требуется более активно действовать, однако свобода его действий объективно ограничена определенными геополитическими факторами, в частности, стремлением придерживаться вне блокового статуса.

Носителем основного конфликтного потенциала в ЧР на протяжении последнего года является Грузия. Приход к власти президента Михаила Саакашвили вызвал более активные действия Тбилиси в деле восстановления единства государства. Однако быстро стало понятным, что решить застаревшие проблемы в отношениях с Южной Осетией и Абхазией, которые де-факто превратились в самостоятельные государства, за: столом переговоров практически невозможно. Ситуация осложняется тем, что Грузия не имеет самодостаточного экономического и военного потенциала. Быстрое восстановление территориальной целостности имело целью провести жесткие экономические реформы и усилить популярность новоизбранного грузинского президента. Однако в отношениях с Южной Осетией и Абхазией Саакашвили пока что не удалось повторить положительный опыт ликвидации сепаратизма в Аджарии. Важным фактором является и влияние России, которая тихой сапой предоставила свое гражданство значительной части жителей Южной Осетии и имеет определенные экономические интересы в Абхазии. Очевидно, Москва не будет наблюдать сквозь пальцы за попытками Тбилиси любой ценой восстановить территориальную целостность Грузии.

С другой стороны, перед Россией все острее возникает проблема борьбы с терроризмом. События конца августа - начала сентября (взрывы двух пассажирских самолетов, взрыв возле станции метро в Москве, беспрецедентная акция с захватом школы в северо-осетинском городе Беслан и ее дальнейшая трагическая развязка) свидетельствуют: установление конституционного порядка и стабильности в Чечне не является реальным в данное время. Непокорная республика остается горячей точкой на карте Российской Федерации. Заявления российского президента Владимира Путина подтверждают его стремление сохранить жесткий курс в противостоянии с террористами, а отказ дать согласие на ведение переговоров с Асланом Масхадовым и другими представителями чеченских сепаратистов свидетельствует об этом.

Очевидно, Кремль будет стараться компенсировать собственные проблемы активизацией своей политики в других государствах ЧР. Военное присутствие России подталкивает, в частности, руководство непризнанной Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) к более активным действиям, направленным на конфронтацию с Кишиневом. Закрытие школ с молдавским языком преподавания на территории ПМР - лишнее тому подтверждение. Специфика ПМР является таковой, что и сегодня нереально рассматривать перспективы ее возвращения в экономическое и политическое пространство Молдовы. По мнению экспертов, подобное состояние дел обуславливают несколько причин. Среди них - несоответствие уровней развития экономики Приднестровья Молдовы (вокруг Тирасполя сосредоточена большая часть высокотехнологических предприятий всей республики), нежелание приднестровской властной верхушки разделять власть с Кишиневом, тяготение приднестровской экономики к российской и украинской.

Должен констатировать, что на протяжении последнего года практически сведена на нет деятельность ГУУАМ. Неформальная организация, постсоветских государств, созданная в октябре 1998 г. в Вашингтоне; представителями Азербайджана, Грузии, Молдовы и Украины, стремилась опереться на процесс построения транс-кавказского транспортного коридора. В свое время члены ГУУАМ вынесли на повестку дня мирового сообщества своеобразное ноу-хау для постсоветского пространства. Его содержание состояло в стремлении обеспечить интеграционные процессы - пусть на части территории бывшего СССР, не за счет политического или военного давления, а через создание основы для интеграционных процессов. Однако отсутствие реальной кооперации в деле транспортирования каспийской нефти привело к замиранию политических консультаций в границах этой группы. К сожалению, принятие Украиной решения о заполнении нефтепровода „Одесса-Броды" российской нефтью в свою очередь нанесло серьезный удар перспективам развития ГУУАМ.

Впрочем, перед Украиной, как субрегиональным лидером в ЧР, стоят несколько проблем, требующих быстрого решения. Кроме застарелой проблемы использования украинских баз российским ЧФ, есть ряд проблем внутреннего характера. Усиливающееся влияние Турции сегодня создает объективные основания для оживления крымско-татарского национального движения. Статус Автономной Республики Крым позволяет использовать его для самоопределения татар, тем не менее, уже сегодня необходимо вырабатывать перспективную национальную политику. Также Украина как региональный лидер должна найти общий язык с государствами-членами НАТО и странами, приглашенными для вступления в Альянс. Должен подчеркнуть, что отсутствие хотя бы формального приглашения для вступления в НАТО, которого официальный Киев ожидал на Стамбульском саммите НАТО в июне 2004 г., привело к серьезному разочарованию значительно части украинской политической элиты. И изменения в Военной доктрине Украины, внесенные президентом Кучмой летом с.г., стали следствием прохладного отношения к Украине как к партнеру НАТО.

Сегодня речь идет о становлении региона как территории, к которой будет приковано внимание влиятельных нечерноморских стран. ЧР был использован во время проведения военной операции США и их союзников против Ирака. Отсюда вытекает угроза распространения исламского терроризма на страны ЧР. К сожалению, можно с большой долей достоверности говорить о наличии оси нестабильности Балканы–ЧР–Ближний Восток, пронизанной угрозой исламского влияния на внутренние процессы в отдельных странах. Вполне очевидно, что в таких условиях РФ приложит максимум усилий для минимизации активности США в ЧР.

Практически в ЧР сегодня присутствуют три группы государств. Первая – члены НАТО де-факто и де-юре (Турция, Румыния, Болгария). Их региональные задачи будут согласовываться с планами НАТО в целом. Однако о необходимости эффективной защиты ее интересов в ЧР можно говорить уже сегодня. Вторая группа - государства, которые определили вступление в НАТО как свою стратегическую цель (Азербайджан, Грузия, Украина), однако не могут достичь ее в ближайшей перспективе по ряду причин. Эти государства объединены также идеей эффективного транспортирования каспийской нефти от ее месторождения в Азербайджане к потребителям в Турции и странах Центральной и Западной Европы. Третья группа (РФ, Армения) высказывает серьезное беспокойство решением НАТО и старается отстаивать интересы РФ в ЧР. Это касается не только геополитических проблем, но и экономических - РФ и Азербайджан конкурируют как экспортеры нефти. Украина вынуждена будет в ближайшее время балансировать между разными группами влияния, но не следует забывать, что ее вес в регионе значителен, поэтому присоединение к любой из конкурирующих групп может стать определяющим.

Стратегическое положение Черноморского региона позволяет ему стать уникальным перекрестком путей перемещения ресурсов между Европой и Азией. Понятно, что такой статус требует реального обеспечения постоянной региональной стабильности. Ради достижения этой цели необходимо шире развивать отношения между странами региона независимо от избранного ими политического курса. Необходимо общими усилиями выработать единые правила, своеобразную Черноморскую хартию, которая станет составной частью системы европейской и глобальной безопасности. Также необходимо создать механизм реального влияния объединения государств ЧР на внутригосударственные конфликты. ЧР на протяжении последних 15 лет отличался постоянными вспышками насилия, поэтому реальный механизм оперативного вмешательства миротворческих сил на современном этапе развития ЧР очень нужен. Его государства не должны допустить появления вакуума безопасности в мягком подбрюшье Европы, ведь дестабилизация в ЧР угрожает миру и стабильности всего Старого Света.

Хочу отметить, что независимо от результата президентских выборов Украина будет оставаться влиятельным и прогнозируемым игроком ЧР. Любой Президент, избранный осенью 2004 года, будет строить прагматические отношения с партнерами по региону и будет продолжать линию на усиление влияния Украины. Сегодня ни один аналитик не станет отвергать факт быстрого экономического роста в Украине и очевидных перспектив конвертации его в рост политического влияния в регионе. Это позволяет мне прогнозировать, что в ближайшее время влияние Украины на развитие ситуации в ЧР будет все более эффективным.

Share in social media



Our partners