Дмитрий ШУЛЬГА,

Севастопольская общественная организация Объединение «Евроатлантический выбор».

В сообщениях российского телевидения и в публикациях в российской прессе чувствуется тревога: Россия будто бы теряет свое влияние на Кавказе из-за попыток Президента Грузии Михаила Саакашвили восстановить суверенитет Грузии над всей ее территорией. Если центральному правительству Грузии удастся вернуть сепаратистские регионы Южную Осетию и Абхазию, поддерживаемые Москвой, то это якобы будет поражением России – такая основная идея, вбиваемая в головы россиян.

Президента Саакашвили российские СМИ пытаются представить как человека, который ищет войны, причем ни много, ни мало – войны с Россией. Российский МИД официально заявляет, что грузинское руководство “потеряло ощущение реальности”. На самом деле, похоже, что ощущение реальности на Кавказе потеряно российским руководством, и уже давно.

Почему-то мало кого интересует вопрос, зачем России надо поддерживать сепаратистов в соседней стране, да еще на Кавказе, где у нее самой есть проблема Чечни. Непонятно, в чем может заключаться интерес России в слабой, разделенной, нестабильной Грузии. С другой стороны, просто смешно говорить о том, что единая Грузия могла бы представлять какую-либо угрозу для России.

С начала 1990-х вся политика России была направлена на то, чтобы ослабить Грузию, поддержать сепаратистов. Путем поддержки сепаратистов в новых независимых государствах по всему СНГ Россия пыталась возобновить свой контроль над бывшими советскими республиками. Так армяне Нагорно-Карабахской автономии в Азербайджане получили от России оружие и поддержку российских войск в конфликте с Баку; южные осетины и абхазы получили от России поддержку против центральных властей Грузии, причем не только войсками, техникой, оружием, но и “добровольцами” - чеченцами. Шамиль Басаев тогда водрузил знамя Ичкерии над Сухуми, а его боевики там играли головами грузин в футбол, и в отличие от русских, грузины это прекрасно помнят. В конечном счете, победил принцип “не рой яму другому”: у России появилась проблема Чечни, и до сих пор перспектив ее решения не видно.

И это при том, что исторически православная Грузия была естественным союзником России на Кавказе. Можно вспомнить события Крымской войны, 150-летие которой мы отмечаем в этом году, когда турецкий десант в Абхазию, поддержанный абхазами-мусульманами, и наступление чеченцев Шамиля были отражены русскими войсками и грузинскими ополчениями. Еще раньше, в конце 18 века, Грузинское царство, изнемогая от натиска Турции, присоединилось к Российской империи. И вот сейчас Турция поддерживает Грузию в ее стремлении восстановить свою территориальную целостность, а Россия препятствует этому.

Свой первый визит на посту Президента Саакашвили нанес в Москву, где заявил о том, что Грузия протянула “руку дружбы” России. И поначалу казалось, что Россия эту “руку дружбы” приняла: российская пресса писала о том, что Саакашвили “очаровал” Путина.

И в самом деле, выгоды для России в том, чтобы иметь своим соседом единую и дружественную Грузию, очевидны: стабильность на Кавказе, контроль всей российско-грузинской границы, прикрытие Грузией России с юга от угрозы проникновения исламского фундаментализма. Есть и экономические преимущества: возможность эксплуатации газопровода через Абхазию в Грузию и дальше в Турцию для экспорта российского газа (цена на газ в Турции самая высокая в Европе).

Всем своим поведением Саакшвили показывает отсутствие у него комплекса “младшего брата”. Министром экономики Грузии стал крупный российский бизнесмен, выходец из Грузии. Этим летом Грузия перешла на московское время (раньше часы в Грузии отставали от Москвы на час, как в Украине).

За несколько месяцев своего президентства Саакашвили совершил то, что многими наблюдателями считалось невозможным и чего за все годы своего правления не смог осуществить Шеварнадзе: восстановил контроль над Аджарией. Диктатор-феодал Абашидзе, которому Президент Грузии поставил ультиматум: “либо как Шеварнадзе, либо как Чаушеску”, – выбрал первое и сбежал из страны.

Следующими на очереди будут Южная Осетия и Абхазия. При этом, очевидно, что Грузии война не нужна: она ее может просто не выдержать. Не нужна война и России – лишняя нестабильность у российских границ. Так почему, прекрасно сознавая и ненужность войны, и выгоды от дружбы с Грузией, российское руководство продолжает вести свою прежнюю политику?

Ответ можно искать как в области политической психологии, так и в области экономических интересов. С точки зрения психологии, похоже, что у российского руководства сохранились постимперские комплексы: Россия просто не готова вести со своими соседями диалог на равных, воспринимать Грузию как равного партнера. Большинство политиков в России считают, что Россия должна быть сильной, причем сила должна выражаться в контроле над соседями; таким образом, сильная Россия невозможна без слабых соседей – типичное имперское мышление.

Если такой ответ на вопрос о причинах российской политики по отношению к Грузии не удовлетворяет, можно поискать его в сфере рациональной экономики. Через территорию Грузии проходит нефтепровод, который вскоре сможет обеспечивать поставку нефти из Баку в турецкий средиземноморский порт Джейхан и далее в Европу; кроме того, нефть из этого нефтепровода может пойти в Европу и через Черное море танкерами до украинского терминала Южный, а далее по нефтепроводу Одесса-Броды в Польшу. Таким образом, владельцы российских нефтяных компаний потеряют приоритет на поставки нефти в Европу. Естественно, это не в интересах господ Абрамовича (Сибнефть), Алекперова (Лукойл), Тахаутдинова (Татнефть), Фридмана и Вексельберга (ТНК), а правительство России всегда защищало интересы крупного российского капитала, связанного с нефтью. Именно из-за “интересов России в Каспийском регионе” (то есть из-за каспийской нефти), как заявил Ельцин, была начата первая война в Чечне. Так что можно сделать вывод о том, что политику России на Кавказе определяют интересы российских нефтяных компаний, не заинтересованных в единой и стабильной Грузии.

Каковы бы ни были причины нынешней политики России, она закономерно приближается к своему краху. Москва сама себя загоняет в тупик: ее поддержка сепаратистов в Грузии бесперспективна и вредна для стабильности на Кавказе. Однако у Кремля другое мнение на этот счет, и ярчайшее тому свидетельство – заявление Министра обороны РФ С.Иванова, в котором он отказался признать воды у берегов Абхазии территориальными водами Грузии. Такие действия руководства России могут привести к началу новой кавказской войны, которая не нужна ни грузинам, ни россиянам, ни абхазам, ни осетинам. Не восстановление единства Грузии, а новая война может вызвать дестабилизацию и потерю контроля над ситуацией в регионе, что будет истинным поражением России.

Дмитрий Шульга

Share in social media



Our partners